КЛЮЧАРЕВ ФЕДОР ПЕТРОВИЧ

Ключарев Федор Петрович [1755 – 1 (13) VII 1822]. Родился в дворянской семье. С 1766 значился на службе в конторе Берг-коллегии в Москве в должности копииста; в 1767 произведен в подканцеляристы, а в 1776 – в канцеляристы и в том же году переведен в Могилевскую губ. К. пользовался расположением белорус. генерал-губернатора З. Г. Чернышева, сделавшего его секретарем своей канцелярии (с 1780 – титул. советник). В период пребывания в Могилеве К., по свидетельству Г. И. Добрынина, проявлял интерес к театральному искусству и, очевидно, принимал участие в любительских спектаклях. В 1782 он получил место прокурора в Моск. губ. магистрате. По-видимому, в Москву К. приехал несколько ранее. Здесь сблизился с Н. И. Новиковым и стал членом Собрания унив. питомцев, организованного в марте 1781. При основании Дружеского учен. о-ва (1781) К. стал одним из его участников. 28 нояб. 1782 был произведен в студенты Моск. унта, в числе тех, кто находился «на своем иждивении» (см.: Моск. вед. 1782. 3 дек. № 97. Приб.). С 14 мая 1782 – член Вольного Рос. собрания при Моск. ун-те. К. принял активное участие в масонской деятельности, был членом ложи «Озириса»; в 1781 или 1782 стал мастером стула в московской ложе «Святого Моисея», которую позже возглавил; в 1782 был выбран одним из пяти членов директории рус. масонской провинции Строгого наблюдения, возглавлявшейся Новиковым. Имел масонское имя «рыцарь Феодор ab oliva tenera». В дек. 1783 К. был переведен в Вятский верхн. зем. суд, где служил прокурором. В апр. 1784 вышел в отставку и снова поселился в Москве. Здесь К. пользовался «покровительством и снабдением» графини А. Р. Чернышевой, вдовы З. Г. Чернышева. 7 янв. 1785 К. возобновил службу – теперь в качестве секретаря вице-президента Адмиралтейств-Коллегий И. Г. Чернышева. Зиму 1785 у К. «квартировал» в Москве Г. И. Добрынин, неоднократно посещавший К. также во время своего пребывания в Москве в июне 1787. В это время К. не порывал связей с Новиковым и др. московскими масонами; в 1785 через посредство К. Г. М. Походяшин познакомился в Москве с Новиковым.По предположению Е. И. Тарасова, К. присутствовал на «Тихвинских праздниках», устроенных в июне 1788 в подмосковном имении Новикова Авдотьино и выступал там со стихами. В письмах А. А. Петрова к Н. М. Карамзину (кон. 1780-х гг.) содержатся иронические отзывы о К. и «философах» из его «стада».Преследования масонов не затронули К., по собственному желанию вышедшего в отставку в мае 1792 в чине надв. советника. Со 2 янв. 1795 он служил в Моск. почтамте; 15 июня 1795 был назначен астраханским почт-директором (с апр. 1797 – кол. советник). И. Маклаков в письме к Г. Р. Державину (20 окт. 1797) с большим уважением отзывался о «прямо благороднейших свойствах» К. – «прямодушии и твердости духа, несмотря ни на какие политические виды», отмечал, что К. был и для П. Ю. Львова «в его самую невзгоду великим против зол защитником», писал об интересе К. к поэзии Державина: «Чтит ваши дарования нелицемерно и оду Бог называет неподражаемою». 16 апр. 1799 К. был произведен в ст. советники и направлен почт-директором в Тамбов; 7 июля 1800 награжден командорским мальтийским крестом. С 26 марта 1801 до 10 авг. 1812 К. занимал пост московского почт-директора (с 1802 – д. ст. советник, неоднократно награждался орденами). В эти годы К. продолжал поддерживать дружеские отношения с Новиковым, который сохранял к нему доверие и привязанность. Освобожденный из Шлиссельбургской крепости в нояб. 1796 Новиков отправился в принадлежащее К. с. Валовое Бронницкого у., а затем уже в свое имение Авдотьино, откуда ездил иногда в гости к К., с которым вел переписку. 21 янв. 1809 Новиков писал К.: «… Вы остались мне один, к которому я осмеливаюсь в бедах моих и горестях прибегать и просить помощи». Позднее Новиков благодарил К. за его «благодеяния» (письмо от 23 марта 1811). К. общался с Н. М. Карамзиным, а также сохранил связи с масонами старшего поколения, например с И. В. Лопухиным, О. А. Поздеевым, А. Ф. Лабзиным и др. В 1809 К. был членом масонской ложи «К мертвой голове». Все это (в т. ч. и близкое знакомство с М. М. Сперанским) вызвало недоброжелательство московского генерал-губернатора Ф. В. Ростопчина, подозревавшего существование масонского «заговора». Дело М. Н. Верещагина, в котором оказались замешаны К. и его сын Михаил, послужило удобным для Ростопчина поводом к обвинению К. 30 июня 1812 Ростопчин писал: «Может ли при теперешних обстоятельствах Ключарев занимать место почт-директора в Москве?» (Щукинский сб. М., 1904. Ч. 8. С. 51). 6 авг. Ростопчин доносил Александру I о подозрительных ночных собраниях в доме К., на которых присутствовал в частности, университетский профессор X. А. Чеботарев, и обвинил К. в сношениях с врагами и в намерениях, опасных для жизни императора. 10 авг. 1812 Ростопчин сообщал о том, что К. смещен им со своего поста и выслан в Воронеж. Самовольный поступок Ростопчина вызвал удивление министра внутренних дел О. П. Козодавлева, и решено было вернуться к рассмотрению дела. Бумаги, находившиеся в кабинете К., были конфискованы. С ними хотел познакомиться император, но Ростопчин заявил, что они сгорели во время московского пожара. Между тем тщательно сохраненная Д. П. Руничем «сума» с бумагами в дек. 1812 была представлена Александру I, и обнаружилось, что обвинения против К. были неосновательны. 24 февр. 1814 император распорядился о выдаче К. жалованья почт-директора «с самого того времени, с коего выдача <...> пресеклась» (ИРЛИ, ф. 263, оп. 3, № 29). По высочайшему указу 28 июня 1816, в вознаграждение за «потерпенное» К. получил чин т. советника и был произведен в сенаторы (формуляр 1816 г. – ИРЛИ, ф. 320, № 945). В своих позднейших записках Ростопчин пытался всячески очернить К., утверждая даже, что он якобы был «исключен из службы за воровство».За время своей высылки К. потерпел серьезные материальные убытки. Он писал О. А. Поздееву, что «разорен до рубашки: сожжены два двора в Москве, имущество <...> все осталось во власти врагов его, а через несколько ден при входе французов все разграблено и пропало» (Рус. арх. 1872. № 10. Стб. 1859). Несмотря на восстановление в правах и денежные вознаграждения, старость К. была полна забот и горестей. 27 июля 1820 С. X. Мудрова писала М. Я. Мудрову об «ужасном положении» К.: он «потерял двух дочерей замужних и трех сыновей женатых, и от каждого и от каждой остались сироты. Теперь остается у него один только сын, и тот самый худший, который во всю жизнь делал ему печали и огорчения» (ИРЛИ, картотека Б. Л. Модзалевского). По свидетельству А. Я. Булгакова, после смерти К. осталось 600000 руб. долгу (Рус. арх. 1901. № 1. С. 435).Литературной деятельностью К. занимался гл. о. в период его творческих контактов с Новиковым. В 1779 Новиков издал трагедию К. «Владимир Великий» (посв. А. Р. Чернышевой; перепеч. без посв. в изд.: Рос. феатр. 1787. Ч. 6). Здесь К. разработал тему просвещенного монарха. Впосл. С. Н. Глинка вспоминал, как его семилетний брат «с жаром и с размашкою детских рук» читал наизусть отрывки из «Владимира». 21 апр. 1782 в Петровском театре в Москве была исполнена сочиненная К. «Песнь торжественная в радостный день рождения великия Екатерины…» (1782). В 1782 К. принял участие в журнале «Веч. заря», напечатав здесь переводную «Песнь всемогущему» (Ч. 2.. Май; перепеч. с исправл.: Ч. 3. Сент.). В примечании объяснялось, что текст стихотворения вначале дошел к издателям «чрез посторонние руки, а не той самой особы, которой имя подписано под оным». Здесь же говорилось о «ревностнейшем старании и опытности» переводившего. При торжественном открытии Дружеского учен. о-ва 6 нояб. 1782 была прочитана «Ода» в честь общества, написанная К. в окт. (опубл.: Рус. арх. 1863. № 3). К. считают также автором речей, произносившихся в масонской ложе «Святого Моисея». Одна из этих речей, «Рассуждение о повиновении», появилась в журнале «Магазин свободнокаменщический» (1784. Т. 1, ч. 2). В письме к И.-К. Лафатеру от 20 апр. 1787 Карамзин писал: «В господине Ключареве мы имеем теперь поэта-философа» (Переписка Карамзина с Лафатером. СПб., 1893. С. 20–21). В «Моск. журн.» Карамзина К. поместил переведенное с пол. сочинение А. С. Нарушевича «Праздник старца» (1791. Ч. 3. Сент.). В 1793 в Калуге было напечатано небольшое моралистическое сочинение К. «Испытание честности», в котором проповедовалась «любовь к правде и добродетели, происходящая от чувств привязанности и почтения ко святости оных». В журнале «Приятное и полезное» К. опубликовал восемь басен, имевших в основном отвлеченно-нравоучительный характер (1795. Ч. 7; подп. – «Ф. К.»). Отдельные стихи К. печатались в 1801 в журнале «Иппокрена» и в 1802 в журнале «Новости рус. лит.». Наиболее интересны стихотворения «Осень» и «Зима», в которых предпринята попытка придать пейзажной лирике философский характер. Стихотворение К. «Воплощение Мессии» было опубликовано в составленной М. М. Вышеславцевым книге «Приношение религии» (М., 1801. Кн. 2). Тема дружбы нашла отражение у К. в его стихотворном «Письме <...> С. И. Гамалее» (см.: Арсеньев В. С. Из семейного архива. Орел, 1912). В целом К. как поэт тяготел к высоким жанрам: трагедия, духовная и философская ода, близкая по характеру одам М. М. Хераскова. В 1804 К. выступил как издатель рукописи сборника Кирши Данилова «Древние русские стихотворения» со стихотворным посвящением главному директору почт Д. П. Трощинскому и обращением «К публике», в котором сообщал, что эту рукопись ему доставил «нечаянный случай». «Желая принести общее удовольствие, – писал К., – я издаю теперь сии стихотворения, с надеждою услужить тем русской литературе, любителям древностей и вообще читателям всякого состояния». Приобретя рукопись в 1802 или 1803, К. советовался с Карамзиным по поводу ее издания. Непосредственную работу по подготовке рукописи к печати К. поручил служащему московского почтамта А. Ф. Якубовичу. 1-е издание сборника Кирши Данилова явилось значительным событием рус. культуры. Внимание на эту книгу обратил Г. Р. Державин, упомянув сборник в «Рассуждении о лирической поэзии…» (1815). Некоторые произведения Державина (напр. «Добрыня») были созданы под влиянием этого сборника. Евгений Болховитинов писал Державину 31 июля 1815: «Стихотворения Ключарева почитаю я драгоценными для нас, хотя и испорченными остатками нашей древности».Из переписки К. сохранились отдельные письма к Я. И. и А. Я. и К. Я. Булгаковым, Д. И. Лобанову-Ростовскому, письма к нему С. И. Гамалеи, Н. И. Новикова, Ц. П. Рунича и др. (РГБ, ИРЛИ, РНБ).Лит.: Полуденский М. П. Мат-лы для истории «Дружеского учен, о-ва», 1782 г. // Рус. арх. 1863. № 3; Лонгинов. Новиков и мартинисты (1867); Державин. Соч. (1864–1883). Т. 6–8 (1871–1880); Добрынин Г. И. Зап. СПб., 1872; Попов А. Н. Москва в 1812 году // Рус. арх. 1875. № 8; Растопчин Ф. В. Зап. // Рус. старина. 1889. № 12; Глинка С. Н. Зап. СПб., 1895; [Без подписи]. Ключарев Ф. П. // Рус. биогр. словарь. Т. «Ибак – Ключарев» (1897; с использованием формулярного списка); Щукин П. И. Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 года. М., 1899–1904. Сб. 4, 7, 8; Рунич Д. П. Зап. // Рус. старина. 1901. № 3–4; Тарасов Е. И. Новые данные к истории Новиковского кружка // Изв. Отд-ния рус. яз. и словесности. 1908. Т. 13, кн. 2; Bakounine. Le répertoire (1940); Азадовский М. К. История рус. фольклористики. М., 1958; Поэты XVIII века. Л., 1972. Т. 2; Путилов Б. Н. «Сборник Кирши Данилова» и его место в рус. фольклористике // Древние рос. стихотворения, собранные Киршею Даниловым, М., 1977; Стенник Ю. В. Жанр трагедии в рус. лит. Л., 1981; Письма А. А. Петрова к Карамзину. 1785–1792 // Карамзин Н. М. Письма рус. путешественника. Л., 1984; Письма Н. И. Новикова. СПб., 1994; Аржанухин С. В. Филос. взгляды рус. масонства по мат-лам журн. «Магазин свободнокаменщический». Екатеринбург, 1995.
Н. Д. Кочеткова


Словарь русского языка XVIII века 

КНЯЖНИН ЯКОВ БОРИСОВИЧ →← КЛУШИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

T: 0.144438333 M: 3 D: 3